art, dome, house, spiral technology, ecotheatre, Shukhov, Fuller, Foster, land-art, public-art, HABITAT, O2 Sustainability Treehouse, Geodesic tree house, Dustin Fieder, glowing treehouse, eco-friendly treehouse, green treehouse, sustainable treehouse, UNESCO

среда, 17 сентября 2008 г.

экокелья из глины и воска на дубе









ДЕМОКРАТИЯ- это когда в России и на Украине растут Дома-Дубы на гранты фонда Рокфеллера-Гейтса.
-ЖЕНА: ВОТ КАК ОСТАНУТСЯ АДАМ И ЕВА ОДНИ ОПЯТЬ У ДРЕВА.
-МУЖ: ДА ВОТ ТОГДА,МОЖЕТ,ОПЯТЬ БУДУТ ЗАВОДИТЬСЯ,КРУЖИТЬСЯ ПОТИХОНЬКУ НА ДЕРЕВЕ ДОЛЖНЫ ВСЕ УМЕСТИТЬСЯ.
-ЖЕНА: ДА,СКОЛЬКО НАРОДУ СПАСЁТСЯ. Любовь к мёртвым и любовь к живым.Некрофилы живут прошлым и никогда не живут будущим. Кто не любит свободу то любит мертвый закон и порядок. Что есть СИЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО без ДЕМОКРАТИИ, как не кладбище на месте вишневого сада? Что есть РОССИЯ сегодня?
От любви к порядку страна осталась в лагере для мертвых, а что же для живых? Думаю, что после победы некрореализма самое время помечтать о жизни при демократии. Жизнь может быть пережита только в одном человеке, только в одном цветке, только в одном дереве. Я зову туда, где стеклянные подсолнечники и огурци в железных лианах, где дома в мире растений. БРОСЬТЕ ВАШИ прямоугольные хаты-символы угнетения. СЕЙТЕ СЕМЕНА НОВОЙ ЖИЗНИ. Город сейчас это некрополь. Это ли будет в городе крылатых жителей?
Проволочные дома-пружины или походные хаты-каюты, населённые человеком-АНГЕЛОМ в сетчатой оболочке.
Свою зеленую эльпюль-хату надо плести своими руками. Светелки на дубах и соснах висят, как грушы и шишки.
О БАНЕ ДУХОВНОЙ ПЕСЕНКА- эта песенка до БОГА лесенка.
ПО СЫРОЙ ЗЕМЛЕ, ДА ПО ПОЛЮ, ПО ЧИСТОМУ ПОЛЮ, ПО ШИРОКОМУ РАЗДОЛЬЮ.
ХОДИТ-БРОДИТ ГОСУДАРЬ, ОН НАША НАДЕЖДА, А В РУКАХ ЕГО ЧАША, ЧАША ЗОЛОТАЯ, В ЧАШЕ ТОЙ СЕМЯ, СЕМЯ ГОСУДАРЯ.
РАЗВЕВАЕТ СЕМЯ ОН ПО ВСЕЙ ВСЕЛЕННОЙ И ПОЁТ ПРИ ЭТОМ: РАЗРОДИТСЯ СЕМЯ В ВЕРНЫХ ЧЕЛОВЕКАХ, УРОДИТСЯ СЕМЯ ДЕРЕВОМ БОГАТЫМ И РАСТИ ДО НЕБА.
И РАСТИ ДО НЕБА. ОЛЕСЕНИЕ ОТ ОЛЫСЕНИЯ.
ВЫРОСЛО ТО ДРЕВО, ДРЕВО КАПЛЕВИДНО.
КОРНИ, КАК ПРУЖИНЫ, СЕРЕБРЯТСЯ ВЕТВИ, ЛИСТЬЯ ЗОЛОТЫЕ, ЧТО ЭТО ЗА ДРЕВО, ДРЕВО КАПЛЕВИДНО- ЭТО ДРЕВО НАШЕ ОБЩЕЕ СПАСЕНЬЕ.
ЧТО ЭТО ЗА ВЕТВИ? ЭТО ВЕТВИ НАШИ ДОБРЫЕ ДЕЛА. ЧТО ЭТО ЗА ЛИСТЬЯ?
ЭТИ ЛИСТЬЯ НАШИ УМНЫЕ ДОМА. А В ДОМАХ ТЕХ УМНЫХ, ДЕТИ ЦАРСКИЕ ЖИВУТ, КАЖДЫЙ В СВОЁМ ДОМЕ. ДЕТИ ПЕСЕНКИ ПОЮТ. В КУКОЛКИ ИГРАЮТ, ГОЛУБЕЙ ГОНЯЮТ.
УЖ ВЫ ГОЛУБИ, УЖ ВЫ БЕЛЫЕ, ГДЕ ЖЕ ВЫ ЛЕТАЛИ? МЫ НЕ ГОЛУБИ,
МЫ НЕ БЕЛЫЕ МЫ АРХАНГЕЛЫ С НЕБА ПРИЛЕТАЛИ. СЕСТРА МОЯ ГОЛУБКА ПОСЛУШАЙ ТЫ МЕНЯ.ПОЙДИ ТЫ НА КОРАБЛЬ ПОЙДИ ТЫ ПОРАДЕЙ, ДОБРЫМ СВЕТОМ ПОВЛАДЕЙ, СВЯТЫМ ДУХОМ ПО БЛАЖИ И ПО ПЕСЕНКЕ СКАЖИ. ОЙ Ё-Ё-ЁОЙ, БРАТЕЦ МОЙ, ГОЛУБОК, РАЙСКА ПТИЦА ГАРКУНОК, Я ПОСЛУШАЮСЬ ТЕБЯ, ПОЙДУ НА КОРАБЛИК, ПО РАДЕЮ, ПО ВЛАДЕЮ, СВЯТЫМ ДУХОМ ПО БЛАЖУ, И ПО ПЕСЕНКЕ СКАЖУ.

Лукоморье. Лука—дугообразный изгиб реки или морского берега. Река по весне
неудержимо разливается, затапливая окрестности, а когда вода спадает — бесчетное число трав начинает свой бурный рост — «там тридцать витязей
прекрасных чредой из вод выходят ясных». Мед, собранный пчелами с такого
богатейшего разнотравья русских заливных лугов и украинских плавней, исстари славился по всему
миру, был чтим русскими богатырями.
Дуб зеленый. Пчелы выбирают для своих гнезд деревья. Кроме того, для бортников дуб — это часто межевое, приметное дерево. Дубы-великаны стояли по границам бортных ухожий,
«охраняя» лесной покой. Такие дубы жили по полторы тысячи лет и помнили
многое...
Златая цепь на дубе том. Понятно, что в старину золотых цепей в русских лесах
было не больше, чем в наши дни. Обычные же цепи были. На них к бортному дереву подвешивались бревна, которые не давали медведю добраться до борти с пчелами.
Мед ведающий хозяин леса отталкивал лапой мешающие ему бревна, те
раскачивались и в итоге сбивали косолапого на землю. В лесу в то время не было
такого бортного дерева, на котором не значились бы следы медвежьих когтей.
Кот ученый. Это соболь, куница. Большие охотники до меда, они буквально
кругами ходили вокруг дупла, пытаясь добраться до сладкого. Леший бродит. Это,
конечно же, медведь-лешак, но нам думается, что и бортник, обходящий свой лес.
В русском фольклоре бортники-пчеловоды всегда ассоциировались с колдунами,
ведунами и т.д.
Русалка на ветвях сидит. Хотя во времена Пушкина уже был изобретен первый
рамочный улей, но на крестьянских пасеках он еще не появился, и все
пчеловодство было бортным или колодным. Державшиеся старины пчеловоды продолжали размещать свои колоды-борти в кронах деревьев на специально
оборудованных площадках и просто на ветвях — опустить пчел на землю казалось
чем-то противоестественным. Поэтому можно ассоциировать русалку с дуплянкой.
Избушка там на курьих ножках стоит без окон, без дверей. Это, конечно же,
улей! И в пору колодного пчеловодства и в наши дни улей, несмотря на все
происходившие с ним метаморфозы, был и остается избушкой без окон, без дверей.
И сегодня пчеловоды ставят свои ульи на колышки, а во времена давно минувших
дней колода часто укладывалась на рогатки.
Там королевич мимоходом пленяет грозного царя. Королевич — сын королевы
(матки) — это отделившаяся часть пчелиной семьи — рой. В поисках нового жилья рой пролетает большие расстояния. Часто таким жильем оказывался дуплистый дуб
— грозный царь русского леса. Пчелы, заселяясь в его дупло, легко пленяли великана.
Там в облаках перед народом колдун несет богатыря. Чудес в крестьянской жизни
происходило немного. Пчела была и остается самым колдовским, чудесным,
загадочным, непостижимым, богоугодным, почти что святым существом. Лошадей,
коров, свиней, баранов и прочую живность держали многие, но пчеловодом был
далеко не каждый. Увидеть в деревенском небе медленно летящий чудной рой и
посмеяться над бегущим за ним пчеловодом: «Эвон, придурок-то наш все за полосатыми
мухами бегает» — это было целое событие. Летящий в небе рой многим, действительно,
казался колдуном, да и сам пчеловод «колдовал» изо всех сил — барабанил по кастрюле — осаживая пчел. «Богатырь» — это, возможно, трутень. До известных
времен считалось, что главный в пчелиной семье именно он.
В темнице там царевна тужит, а бурый волк ей верно служит. Пчелиная матка
(королева, царица, царевна) всю свою жизнь проводит в темноте золотых сотовых
галерей. Пчелы верно служат своей царевне. Днем и ночью они ухаживают за
маткой, нежно чистят ее и кормят. Если пчелиную семью и можно ассоциировать с
каким-нибудь животным, то только с волком, которого «ноги кормят», который не
дает себя в обиду, который всегда хороший семьянин, добытчик и охранник.
Действительно, бурый пчелиный клуб — это бурый волк. Ай да Пушкин!
Там ступа с Бабою Ягой идет, бредет сама собой. Пень, колода, дуплянка,
сапетка — все эти «ступы» во времена Пушкина буквально «шагали» по полям.
Такие ульи имели соломенные крыши — точь-в-точь метлы.
Там царь Кащей над златом чахнет. Потрясающая по красоте и точности фраза!
Разумеется, она о пчелах, «дрожащих» на золотых сотах, охраняющих их и неохотно отдающих.
Там русский дух, там Русью пахнет. Да. Россия и Украина действительно пахли медом.
Медуши, корчаги и сытенные дворы ломились от сорокаведерных бочек, наполненных
стоялыми медами. Из варяг в греки шли корабли, груженные медом и воском. В
роевую пору в лесах свисало с веток превеликое множество роев, а в пнях
упавших деревьев стояли медовые озера. Мед был и во дворцах и в крестьянских
избах.

Фото автора с Петрушкой на фоне дуба Лукоморья, сожгли его лет 5 назад. На других фото выступления экотеатра в Суйде. При поддержке международного фонда Д.С.Лихачева мы выступали с программой Полный ноль по паркам и пригородам Санкт Петербурга.Barack Obama will ensure that our patent laws protect legitimate rights while not stifling innovation and collaboration.